Главная » Статьи » Грузия (საქართველო) » История Грузии

4. БОРЬБА ГРУЗИНСКОГО НАРОДА ПРОТИВ ИРАНСКИХ И ТУРЕЦКИХ ЗАХВАТЧИКОВ

Борьба Картли против иранской агрессии

 

Внешняя политика Картлийского царства в XVI в. была направлена главным образом на отражение усилившейся агрессии иранцев — кызылбашей.

Кызылбаши еще в первой четверти XVI в. попытались покорить Картли, однако борьбу за последовательный захват грузинских земель Сефевиды начали позднее, после освоения стран Восточного Закавказья, где они добились перестройки всего социального и политического уклада на кызылбашский лад. Организатором походов кызылбашей на Грузию был иранский шах Тахмасп. В то время в Картли царствовал Луарсаб I. (1530 — 1556). В 1541 — 1554 гг. шах Тахмасп предпринял четыре похода против Грузии. Правда, он захватил некоторые крепости Картли и поставил в них кызылбашские гарнизоны, но все же страну покорить не смог. Грузинский народ самоотверженно боролся против кызылбашской агрессии.

В 1555 г., после пятидесятилетней войны, Иран и Турция заключили т. н. Амасийский мир, по которому Грузия оказалась поделенной между этими двумя агрессорами: Картли, Кахети и восточная часть Самцхе-Саатабаго объявлялись владениями кызылбашей, а Имеретинское царство со своими княжествами и западная часть Самцхе отходили к Турции. В результате этого сговоре еще более затруднилась борьба грузинского народа против агрессоров, страна искусственно расчленялась, углублялся ее политический распад. У реакционных грузинских мтаваров и тавадов, способствовавших расчленению Грузии, появились свои союзники-покровители — османы и кызылбаши.

После подписания мира с Турцией Иран значительно усилил давление на Картли. Но царь Луарсаб не признавал законности ирано-турецкого соглашения. Напротив, он предпринял попытку отбить крепости Внутренней и Нижней Картли, и даже Тбилиси. Царь Луарсаб погиб в 1556 г. в Алгетском крае во время битвы с вышедшим на помощь тбилисскому кызылбашскому гарнизону войском карабахского беглярбека.

Грузинскому народу эти длительные войны приносили неисчислимые бедствия. Только во время одного похода шах Тахмасп угнал 30.000 пленных. Но ценою огромных жертв грузинский народ сохранил свою независимость: кызылбашам и на этот раз не удалось захватить грузинские земли и установить в Грузии свои порядки.

В 1556 г. картлийский престол занял сын Луарсаба талантливый полководец Симон. Он неуклонно продолжал начатое отцом дело — непримиримую борьбу против кызылбашей и других захватчиков. Однако в последующие годы иранцы достигли в Картли некоторых успехов. В 1569 г. они при содействии изменника-феодала захватили царя в плен и, намереваясь упразднить в Картли царскую власть, посадили там своего чиновника — принявшего магометанство брата Симона (Дауд-хана). Во время правления Дауд-хана кызылбаши произвели перепись населения Тбилиси и Нижней Картли и подчинили их иранскому государственному дивану. Картлийский правитель Дауд-хан ежегодно выплачивал иранскому шаху дань в размере 20.000 дукатов. Политика шаха Тахмаспа в Картли ставила своей целью установление господства кизылбашского землепользования. Так была заложена основа возникшим в начале XVII в. в Лоре и Дебеда магометанским ханствам.

 

Борьба грузинского народа против османов

 

Такими же методами действовали и турецкие захватчики. В начале XVI в., став непосредственным соседом Грузии, Турция напала на Самцхе. Но тогда османы не стремились полностью овладеть Самцхе-Саатабаго и довольствовались лишь вассальной зависимостью. Это означало, что турецкие войска получали право свободного передвижения по территории княжества, которое обязывалось поставлять продовольствие турецким войскам.

Это давало возможность османам, пройдя через Самцхе, вторгаться, иногда даже при участии самих атабагов, в Западную Грузию. Однако сюда османы проникали и с другой стороны. На крайней северо-западной границе Грузии под влияние османов давно уже попали джики и некоторые другие абхазско-адыгейские племена. С их помощью Турция пыталась укрепиться в Абхазии. После падения Трапезундского царства турки подошли вплотную к Грузии и на юго-западе. В XVI в. они захватили Чанети (Лазику) и подступили к Имерети со стороны Гурии.

В 1510 г. большое турецкое войско вторглось в Западную Грузию и в Самцхе-Саатабаго. После этого турки неожиданно напали на Кутаиси, население которого едва успело бежать. Османы разоряли города, громили деревни, грабили и жгли церкви. Молодой имеретинский царь Баграт не успел организовать отпора врагу. Разграбив страну, османы быстро отступили.

Вассальная зависимость атабага от Турции и набеги подстрекаемых османами джиков на села и города Мегрелии и Абхазии создавали двойную угрозу Имеретинскому царству. Поэтому в 1533 г., по инициативе царя Баграта, Дадиани и Гуриели объединенными силами выступили против Джикети; в 1535 г. имеретинский царь вместе со своими мтаварами напал на атабага Самцхе, нанес ему поражение, а Саатабаго присоединил к Имеретинскому царству. Это дало турецкому султану повод для более активного вмешательства во внутренние дела Самцхе.

На следующий год турецкие войска перешли границы Месхети (Самцхе) и отторгли у нее несколько районов. Тем самым османы приступили к постепенному захвату территории Саатабаго и созданию здесь своих административных единиц. Несмотря на такой успех, Турция все же не смогла сразу захватить, тем более — отуречить эту часть грузинской территории. В 1543 г. грузины нанесли жестокое поражение большому войску османов, которое разоряло западную часть Самцхе.

Султан направил в Грузию новые отряды. В эти решающие дни бок о бок с имеретинскими воинами встали картлийцы. Битва произошла у Сохоиста в 1545 г. Грузины самоотверженно бились с врагом, но предательство тавадов решило исход сражения в пользу османов. На этот раз Турция добилась значительного военного и политического успеха. В месхетских крепостях были поставлены войска султана. Грузинам, жителям Самцхе, был достаточно ясен смысл всех этих мероприятий; выражая свою непримиримость с политикой османов, они не раз восставали против них. В ответ на это Турция в 1549 г. организовала новый крупный поход в Самцхе и отторгла от Саатабаго еще несколько районов. Было ясно, что агрессор стремится окончательно захватить грузинские земли и установить там свои порядки.

В результате всего этого ставленник турок атабаг Кайхосро резко изменил ориентацию и, порвав с Турцией, предпочел стать вассалом Ирана. Шах воспользовался удобным случаем и изгнал османов из Самцхе. Турция на этот раз не смогла сломить сопротивление грузинского народа и нанести поражение Ирану; по мирному договору 1555 г. она признала восточную часть Самцхе-Саатабаго владением кызылбашей.

 

Усиление захватнической политики Турции

 

Однако Турция не могла примириться с потерей восточной части Самцхе и ждала лишь удобного момента, чтобы вытеснить оттуда Иран. Скоро такой случай представился: воспользовавшись тем, что в 80-х гг. XVI в. Иран был занят внутрифеодальными войнами, многочисленное турецкое войско во главе Мустафой Лала-пашой в 1578 г. двинулось в Закавказье. Турция намеревалась захватить грузинские земли и установить в них свою социально-политическую систему. Угроза «отуречивания» подняла большую часть грузинского феодального общества на борьбу против Турции. Однако были и такие феодалы, которые, считая сопротивление безнадежным, предпочитали добровольно принять вассальную зависимость и платить туркам ежегодную дань. Несмотря на это, Картлийское царство и Самцхе-Саатабаго продолжали войну против захватчиков.

В 1578 г. шах, потерпевший поражение в войне с Турцией, освободил Симона I и отправил его в Картли. Таким путем шах рассчитывал приобрести себе надежного союзника в борьбе против османов. Кроме того, Иран вынужден был временно отказаться от заселения Картли кызылбашами.

Дауд-хан, сразу же по возвращении Симона I в Картли, откололся от своего покровителя, иранского шаха, сдал картлийские крепости войску султана, а сам бежал в Стамбул. Грузинский народ самоотверженно боролся против врага, пытавшегося силой оружия ввести османские порядки в сердце Грузии — Картли. За время этой войны, продолжавшейся 20 лет, грузины вписали немало славных страниц в историю своей страны.

Царь Симон, возглавивший эту борьбу, предпринял ряд попыток создать крупную антиосманскую коалицию, завязав с этой целью дипломатические отношения с государствами Западной Европы. Однако планы создания антитурецкой коалиции потерпели неудачу. Европейские страны нуждались в антиосманской пропаганде лишь для усиления католицизма и укрепления своих торгово-экономических позиций на Востоке. Естественно, они и не пытались оказать Грузии действенную помощь. Только героическое сопротивление грузинского народа сорвало планы османских захватчиков, стремившихся расчленить Картли и установить здесь свои порядки. Самоотверженная борьба Картли и Самцхе за национальную независимость облегчила положение    противника Турции — Ирана.

В 1590 г., в соответствии с заключенным в Стамбуле миром, шах вынужден был признать права Турции на все Закавказье. Но поражение шаха не означало окончательной победы Турции. Симон I продолжал борьбу, не считаясь с условиями мирного договора. По свидетельству очевидца, османы, сидевшие в картлийских крепостях, из страха перед грузинами не осмеливались выходить за стены крепостей.

Захватчики вынуждены были пойти на уступки и признать христианского царя Симона сувереном Картли. Но это была лишь временная передышка: Симон I ожидал подходящего момента, чтобы решительным ударом покончить с противником. В 1599 г. грузины восстали и в жестоком бою отбили у османов Горийскую крепость. Успех восставших создавал угрозу владычеству султана в Грузии, и он поручил тавризскому беглярбегу Джафар-паше подавить восстание. Грузины встретили османское войско у Нахидури, но после пятичасовой битвы вынуждены были отойти, уступая численному превосходству врага. С помощью изменников — грузинских феодалов — Джафар-паше удалось взять в плен и самого царя. В 1601 г. Симона отправили в Стамбул, где он и умер. Турецкий полководец преподнес султану и другой «подарок» — мешки, наполненные головами погибших в сражении грузинских воинов.

Двадцатилетняя героическая борьба грузинского народа против османов имела большое историческое значение: она помешала захватчикам установить свое господство в Картли.

 

Самцхе-Саатабаго под игом Турции

 

Юго-западная часть Грузии приняла первые удары турецкого нашествия, поэтому здесь особенно тяжелыми были и результаты османской агрессии. Успеху османов в этом районе способствовали разногласия феодалов, особенно внутриполитическая борьба между атабагами и родом Шаликашвили.

Еще до примирения с Ираном, куда бы только ни достигала рука турецких захватчиков, они настойчиво пытались внедрить «османские порядки». После заключения мира в 1590 г., у них открылись для этого более широкие возможности.

По приказанию султана турецкие чиновники произвели перепись в Самцхе-Саатабаго и в 1595 г. составили подробную книгу налогов, которую назвали «Пространным реестром Гюрджюстанского вилайэта» (Грузинская область).

Произведенная перепись и подчинение страны дивану, введение турецких налогов и переход лучших земель в руки новых, османских, феодалов означали, что грузинская система землевладения должна была уступить место османской системе. Эта последняя подразумевала, что владельцем земли, и то временным, мог быть только воин. Поступить же на военную службу мог только правоверный магометанин. Поэтому грузинский феодал, владевший своим поместьем по наследству, должен был или лишиться его, или же принять магометанство и таким путем сохранить землю, но уже во временном пользовании.

Установление османских порядков землепользования угрожало гибелью грузинскому феодальному государственному строю. Добиваясь этого, турки даже приступили к введению своей административной системы. Захваченную ими область они называли «Гюрджюстанским вилайэтом» и разделили ее на восемь османских «санджаков» или «лив» (военных округов). Однако до окончательного утверждения новых порядков в Грузии было еще далеко. Народ всячески противился отмене своей сравнительно прогрессивной, выработанной на протяжении веков системы землевладения. Грузинский крестьянин не желал превращаться в османского крестьянина — «райя», измученного тяжелыми государственными повинностями и налогами; так же, как и его эксплуататор, грузинский феодал, он не желал быть только временным и условным владельцем земли.

Одним из видов протеста против политики османских властей было массовое бегство населения из захваченных турками районов. Практика взимания хараджа в пользу турок, варварские формы, которые принимала османская барщина, и постоянные походы в Самцхе-Саатабаго привели к печальным результатам. Неуклонно возрастало число покинутых крестьянами сел. В конце XVI в. в Самцхе-Саатабаго было уже 296 заброшенных селений, а в других 344 селах насчитывалось только от 1 до 11 дымов в каждом.

В результате постоянного сокращения населения османамм неоднократно приходилось заново производить перепись Месхети. Более двухсот лет Турция боролась за создание Ахалцихского пашалыка, и только во второй четверти XVII в. смогла она завершить завоевание этой области.

В конце концов, Турция окончательно уничтожила в Самцхе местную власть. После этого грузинское феодальное самтавро — Самцхе-Саатабаго прекратило свое существование. Место атабага занял здесь чиновник султана, паша. Это произошло в 1628 г. Первым ахалцихским пашой, или, как его называли в Турции, «чилдирским беглярбегом», был Бека (в мусульманстве Сафар-паша).

Новое административное деление дробило территорию Самцхе-Саатабаго: Тортум, Испир, Намерван и Малая Артаани входили в разные вилайэты; остальные составляли Чилдирский вилайэт, или Ахалцихский пашалык, делившийся на четырнадцать санджаков.

Султан и его чиновник Сафар-паша немедленно приступили к интенсивному отуречиванию страны: была проведена новая перепись населения, начислены налоги, распределены между новыми владельцами земли грузинских феодалов-христиан. Все это, конечно, изменяло порядок землевладения, но Ахалцихский пашалык долгое время сохранял некоторые особенности, отличаясь от других турецких провинций. Правительство султана вынуждено было считаться с местными традициями и признавать некоторые старые привилегии грузинских феодалов. Именно этим объясняется то, что из четырнадцати санджаков Ахалцихского пашалыка четыре представляли собой так называемый «оджаклык», т. е. земли, оставленные османами в наследственное владение некоторым феодалам. Оджаклыки не подчинялись турецкой государственной налоговой системе, в силу чего грузинская феодальная аристократия в значительной части Месхети сохраняла некоторую независимость.

Кроме того, Чилдирским вилайэтом (Ахалцихский пашалык) правил не обычный чиновник султана, а принявший магометанство представитель рода атабагов. Должность паши здесь переходила по наследству от отца к сыну. Как видим, османы, несмотря на все свои усилия, не смогли полностью уничтожить грузинской феодальной системы землевладения.

 

Аджария под игом османов

 

Постепенно под владычество османов перешла одна из древнейших грузинских провинций — Аджария. Прошлое этой страны неразрывно связано с историей грузинского народа.

В древности территория Аджарии входила сперва в Колхидское, а затем в Иберийское (Картлийское) царство. С VIII в., после возникновения в Грузии новых феодальных царств и княжеств, Аджария, вместе с другими провинциями Южной Грузии, объединилась в Тао-Кларджетское самтавро (княжество).

С X в. Аджария вошла в границы единой феодальной грузинской монархии, и с этого времени до середины XIII в. ею правили царские эриставы из рода Абусеридзе. Аджария на протяжении веков активно участвовала в экономической, политической и культурной жизни всей Грузии.

Со второй половины XIII в. она входила во владение месхетских мтаваров, а с 60-х гг. XIV в. до начала XVI в. находилась под управлением одного из мтаваров Западной Грузии — Гуриели.

В 1512 г. Аджарию и Чанети (Лазика) ненадолго присоединил к своим владениям мтавар Месхети. С середины XVI в. Аджария, как и другие юго-западные грузинские земли, была оторвана от Грузии турецкими захватчиками.

Уже со второй четверти XVII в. Лазика и Аджария становятся административными единицами османской империи. Лазика вошла в Трапезундский вилайэт, состоявший из Трапезундского и Батумского санджаков. Гурийское побережье Черного моря (включая Батуми) и Лазика составляли одни вилайэт. Хотя Батуми считался владением султана, фактическими хозяевами здесь являлись местные беги.

Собственно Аджария формально входила в Чилдирский вилайэт (Ахалцихский пашалык) в виде отдельного санджака. Но в первой половине XVII в. местные феодалы еще не признавали власти султана. Объявление этого края санджаком Чилдирского вилайэта свидетельствовало о том, что Турция намеревалась покорить Аджарию с помощью ахалцихских пашей. Поэтому-то на протяжении веков не прекращалась вражда между ахалцихскими пашами и аджарскими бегами.

Население Аджарии долгое время героически боролось вместе со всем грузинским народом против османских завоевателей, которые огнем и мечом пытались навязать аджарским грузинам ислам.

Аджарцы не раз восставали, но все же, в итоге длительной неравной борьбы, вынуждены были, в конце концов, принять мусульманство.

Так была оторвана от Грузии юго-западная часть страны. Благодаря стойкому сопротивлению народа в этих землях долго еще не могли укрепиться «османские порядки» и процесс отуречивания грузин, начавшийся здесь в конце XVI в., к началу XIX в. все еще не был завершен.

Категория: История Грузии | Добавил: tsirik (01.07.2008)
Просмотров: 1740 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *: