Главная » 2007 » Декабрь » 10 » АРМЯНСКИЕ УЧЕНЫЕ И ВОПИЮЩИЕ КАМНИ
02:32
АРМЯНСКИЕ УЧЕНЫЕ И ВОПИЮЩИЕ КАМНИ
И. Г. Чавчавадзе, перевод с грузинского Н. И. Алексеева-Месхиева.
Тифлис, 1902

«Не так страшусь открытого врага, как
врага, прикидывающегося другом,
страшусь его ласки, его улыбки».
Руставели.

Вряд ли найдется на земном шаре народность, которая была бы так оскорбительно унижена, обесславлена всеми, кому только не лень было это делать, как наша. Всякий старается или перешагнуть через нас, или затоптать и сравнять с землею. Чуть ли не хотят уничтожить и воспоминание о нас в Закавказье, стереть с лица земли имя грузина и отдать на волю ветра. Как будто нас никогда не существовало, как будто нет нас и ныне. Нищие духом, слабоумные, нравственно-падшие, глупые, необразованные, невоспитанные, разоренные в конец, ненадежные, трусы – вот картина нравственного и физического нашего багажа! Вот чем мы были, и что мы есть, по словам тех, интересы которых требуют такого нашего бесславия и унижения. Из кожи лезут вон они, чтобы уверить всех и вся, дома и на стороне, на словах и в печати, что мы были негодными и недостойными и остались таковыми же, если только не хуже. С таким клеймом на челе они пустили имя грузина по Европе, куда только голос и перо их могли иметь доступ. Такую же славу о нас, грузинах, они пустили по России, Правда, всякий кто только из русских или европейцев самолично успевал ознакомиться с хорошими и дурными нашими сторонами, сказал кое-что и в нашу пользу, – но, к несчастью, и среди их многие суждения свои обосновывали на вожделении других, плясали по чужой дудке и попадали в чужие сети. Бог с ними, с их старанием обесславить нас! Но дело в том, что они словом и пером клянутся всему миру, будто испокон века по сю сторону Кавказского хребта, до истоков Тигра и Евфрата, почти от Черного и Каспийского морей, была так называемая Армения (будто Сомхетия, т. е. страна сомехов-гайканов, и если, мол, прозябали кое-где какие-то враци), то занимали чуть ли не пространство в десяток хлевов, и то-де по милости армян. Враци эти, как народ, не заслуживают де упоминания, так как они находятся на пути к уничтожению и вырождению, да если бы это было и не так, то у них нет настолько ума, чтобы вникнуть в свое положение. Бог не дал им способности к торговле: кроме-де извозничества и чалвадарства они ни на что не годны и не могут даже пользоваться теми немногими местами для хлевов, которые, смешно сказать, величают Грузиею. Да и как они ими могут пользоваться, когда на то у них нет ни умения, ни трудолюбия, ни образования, ни знания, ни желания, ни охоты знать и поучиться – ну, хотя бы у тех же армян, которые, мол, призваны Богом и историей со знаменем культуры в руках оживить и осчастливить не только ближний Восток, но и дальнюю, дикую и невежественную Азию.
Не довольствуясь тем, что позорят наше имя, лишают нас национального достоинства они, чтобы окончательно сжить нас со света, упраздняют и всю историю нашу, и летописи, и исторические остатки и памятники, все, кровью обагренные, заслуги наши пред христианством и все, принадлежащее нам, наше историческое достояние, путем разных плутней, приписывают себе. Правда, «у лжи ноги коротки», и, отнимая или умаляя чужие достоинства, своих не приумножишь, но «раб своих вожделений туг на ухо и горазд на язык », как говорит грузинская пословица.
Ради чего поднята такая туча пыли, ради чего мечутся мнимые молнии и гремят громы? Ради того, чтобы доказать миру, что в Закавказье существует лишь одна армянская нация, издревле существующая, и будущее принадлежит скорее ей, так как она де исторически доказала свою моральную и физическую мощь и незыблемость и величие ума своего.
Чьи все это проделки? Что это за черный ворон кружится и каркает над нашей головой? Мы говорили и раньше, повторяем и теперь: Боже нас сохрани ставить все это в вину всему армянскому народу, приписывать ему весь этот грех, в коем повинна только известная группа армян и ее книжники-грамотеи, ученые. Однако, несмотря на это, прежде, нежели мы решились взять перо в руки, долго мы задумывались об одном, для нас весьма важном, обстоятельстве: как отнесутся армяне к этому нашему труду? Вопрос, как увидим ниже, немаловажный.
Народ, как совокупность человеческих существ, сплоченных историею в одно тело и во едину душу данной страны, должен быть, во всяком случае, уважаем всяким порядочным и здравомыслящим человеком, и оскорбление, унижение его в том или другом смысле – поступок весьма непристойный. Каждый народ имеет свой собственный облик, свои стремления, свои пожелания, свои порывы, свои особенности. Поношение всего этого – грубость, не приличествующая человеку развитому. Мы это отлично понимаем, и Боже упаси разуметь весь народ там, где виновна лишь его известная группа. Между тем, как раз на этой почве и предвидится нападение на нас. С этой то стороны ожидается то облако пыли, тот вихрь, который не преминут поднять, чтобы заставить закрыть глаза. Бог знает, в какой забьет набат, какую подымет тревогу по поводу этих очерков группа людей, ко-торую мы имеем в виду и у которой вошло в привычку к сказанному исключительно о ней пристегивать всех армян. Умысел здесь ясен. Борьба в защиту народа, по справедливости, достойна уважения, и совершенно основательно. Это хорошо понимают наши друзья-приятели и прекрасно знают, что под знаменем защиты народа, они привлекут всеобщее расположение и, половина победы у них заранее будет в руках: «уловка лучше силы». Раз они возьмутся за такую хитроумную тактику, им легко будет обвинить обличителей в не-достойном желании поселить раздор между двумя народностями. Расчет верен. Они направленную в их стрелу вонзают в сердце народа, с целью озлобить его, и этим ловким приемом прикрывают себя, как надежным щитом, зажимают рот обличителю ее грехов. Армянский народ тут не при чем; он как народ мирный, трудолюбивый, занимается своим делом – будь оно торговля или земледелие, – он и не задается подобными вопросами, а потому ему и не приходится быть ответственным за грехи своих непрошенных защитников, кружащихся вокруг него, как мошки вокруг дуба. Народ вообще отлично понимает, что истинное достоинство не нуждается в трубах и литаврах, отлично знает, что шум и гам непрошенных крикунов не созидают славы о доблестях его и не могут породить доблестей там, где их нет. Истинная доблесть, по природе своей, скромна и не болтлива, и чем она молчаливее и скромнее, тем она величавее и обаятельнее. Чтобы понять это благородное свойство доблести, не нужно быть ученым и просвещенным человеком: для это-го достаточно иметь здравый ум и искреннее, непорочное сердце даже простолюдина. «Не говори, что ты хорош, не хвали самого себя» или «храбреца украшает скромность, не стоит соломинки хвастун». Разве не простолюдином сказаны эти слова?!
К несчастью, до этой мудрости еще не дошли армянские ученые, трубящие на всех перекрестках о славе и величии их народа и при всяком случае унижающие и стирающие с лица земли грузин.
Мы ничего не имеем против прославления и возвеличения армян. В подобных случаях даже пересол является не чем иным, как лишь щедростью, от которой никому ни больно и ни обидно, ни тепло и ни холодно. Мы не завидуем никаким добродетелям и доблестям армян, – напротив, достоинства эти и для нас самих желательны. Они составляют предмет соревнования, но вовсе не зависти. Зависть злится и терзается чужими достатками, чужими успехами, соревнование же – благородное чувство: оно стремится достичь доблестей и добродетелей другого. Зависть не переносит чужого достоинства, соревнование же, напротив, не нарадуется на него. Зависть враждует с достоинством, соревнование же дружит, лелеет.
В виду этого мы не будем вдаваться в оценку данных о славе и величии армян, если бы даже они были дутыми или оказались сплошным бахвальством. Если есть чем им кичиться, то да сохранит им это Господь Бог, а если они лишены этого, то пусть оно дастся им. Мы огорчаемся только тем, что самовосхваляющая группа армян, отрицая наше, грузин, духовное и физическое существование, указывает нам лишь разверстую пред нами могилу, как будто нашим небытием созидается их существование.
Пора сорвать маску с этой группы армян, мудрецы которой задают нам, грузинам, от мала до велика, без исключения, такого трезвону. Пора взглянуть на них прямо, без прикрас. Пора нам узнать, – откуда каркает над нами черный ворон, откуда идет этот каменный град, бьющий нас! Пора нам опомниться и не праздновать труса пред этими лже-либералами, пред этими арлекинами истинного либерализма, затыкающими нам рот с целью скрыть под священным плащом народолюбия свое фиглярство, двуличие, бессердечие. Не обнаруживайте-де наших проделок, а то мы обвиним вас в возбуждении национальной вражды, причислим вас к лагерю ретроградов, а возбуждение национальной вра-жды в конце ХIХ в., сеяние плевел среди нации означают неразвитость ума, мракобесие, поругание либерализма. Только малюток можно запугать этими воображаемыми громами и молниею лже-либерализма и тех, которые привыкли верить только словам, не считаясь с их смыслом. Разве либерализм состоит в скрывании истины, в замазывании всевозможных проделок, фиглярства, подлогов, в обманах и всякой другой безнравственности, а не в разоблачении всего этого?! Если не разоблачать и не распинать всего, достойного порицания, то на что он годен, вами хваленый разиня-либерализм?! Разве гласность и вывод на свет Божий всякого тайного и явного зла, не стесняясь тем, что они могут вызвать недовольство, не священнейшее-ли и первейшее достоинство истинного либерализма, приобретенного человечеством ценою больших жертв, а иногда и пролитой крови?
Кому, как не лже-либерализму, взбредет на ум, из страха обидеть кого- либо, зажать рот обличителю зла? Справедливое и основанное на данных обличение, хотя бы и целого народа, примется с благодарностью, а не с негодованием и враждою. Истинный либерализм состоит в том. Чтобы не позволить никому попирать правду, обличать злодея в злодействе, не оставлять без заслуженного приговора злых деяний, а если необходимо, и подвер-гать строгому взысканию. «Примером портится мир». Неосужденное зло есть сеть соблазна, в которую легко запутаться слабохарактерному человеку, и «бесстыдника если не пристыдить, то это послужит примером и стыдливому стать бесстыдным».
Если предвидением грядущих смут пугают нас и во имя либерализма накладывают на уста наши печать молчания и если неуместная ссылка на либерализм не есть простая уловка, чтобы завлечь и запугать недорослей, то почему во имя этого же либерализма они не зажимают рта той группе армян, ученые грамотеи книжники которой, кстати и некстати, на весь мир обдают грязью всю грузинскую нацию, – да, всю нацию – и копают ей могилу, как мы уже говорили? Ну, заикнулся ли хотя один из этих лже-либералов и сказал: «Что вы за чушь порете, господа! Если только у нас есть какое либо собственное достоинство, собственная отчизна, то и говорите об этом! А то чего пристали вы ко всей грузинской нации, зачем бесславите ее и присваиваете себе непринадлежащее вам? Разве двери рая отверзятся для нас из-за того, что мы будем поносить грузинскую нацию и губить ее? Раз-ве не знаете, что правды скрыть нельзя и что рано или поздно она всплывет? Однако же никто об этом не молвил ни слова и не вымолвит его, потому что они двуличны и пристрастны. Для всего этого нужны: чистосердечие, любовь к правде, великодушие, а на нынешнем рынке ни то, ни другое, ни третье не имеют спроса.
По мнению их, мы должны кланяться в пояс, когда поносят всю нашу нацию, а они возмущаться, когда мы защищаемся и обнаруживаем шашни известной лишь группы наших поносителей, не касаясь ни словом нации. Вы-де о нашей, даже отдельной, группы не смеете говорить и слова правды, из опасения огорчить нас, вызвать недовольство наше, нам же нет, мол, дела до ваших чувств, если даже оскорбим всю вашу нацию и прибегнем ко лжи, чтобы запятнать вас. Что это за справедливость, что это за либерализм?! Это фа-рисейство, наглое надувательство, пресмыкательство, прятки, укрывание головы в норе и оставление хвоста вне ее, но никак не либерализм. «Между честными врагами посредни-цею бывает совесть».
Пусть эти пустомели – группа лже-либералов, затыкающая глотку детям, застращивают их: «Чур, мол! Ни звука, ни слова в обличение наше, не то окрестим вас именем ретрогра-да! Но человека с умом они не могут лишить честной способности постоять за правду и обличить ложь, когда того потребуют умышленно оскорбленные и поруганные чувства человека, и народное достоинство. Тут нужны честная стойкость лицом к лицу, открытое обличение, а не бегство, не отступление, подобно жалкому трусу. В сущности, мерилом человеческого достоинства служат ни либерализм, ни ретроградство, ни что-либо подобное, а то: прав или неправ человек? Если нынешней молодежи сказать, что образ мыслей ее не либерален, то она побледнеет со страха, и как бы права она ни была, а проглотит язык: что за напасть, оказывается, случилась со мною, – подумает про себя. Теперь никому нет дела, – ценна сама по себе истина или нет, и с этой точки зрения никто не входит в обсуждение высказанной мысли. Повторяем, дело в том, чтобы обличение зла было осно-вательное, доказанное, а не вымышленное, и пусть никто не страшится вызвать этим чье-либо недовольство, огорчение, неприязнь. Разве мы не знаем, что творящему зло не по душе обличение, – но разве это уважительная причина закрывать глаза, затыкать уши и налагать на уста молчание, когда это зло обрушивается всею своею тяжестью на нас, вопиет, к стыду нашему, на весь мир о нашем якобы ничтожестве?! Почему мы должны молчать? Неужели потому, что сказанное нами вызовет недовольство армян, а возбуждение вражды недостойно в наше время?! Неужели, в самом деле, мы должны пугаться этих басен и не заикнуться в защиту и охрану своей собственной личности?!
«Нам, мол, и щелчок оскорбителен, а вы не смейте обижаться, когда мы дубиною огрева-ем». Что мы за пасынки мира сего, что они дерзают забавлять на побасенками! Какая речь может быть о либерализме и ретроградстве, когда так унижают и вырывают с корнем на-шу самоличность, все наше существование?! Только презренному трусу наруку эти побасенки, только трус безмолвно лижет чужой плевок, перенося, молча, ругань, дабы молча-ние его не сочли за трусость. До этого, слава Богу, мы еще не дошли: мы еще настолько сохранили в себе чувство собственного достоинства, настолько еще сильно бьется у нас сердце, чтобы защитить и охранить себя и никому не позволять попирать и оскорблять имя грузина.
Категория: Статьи | Просмотров: 493 | Добавил: tsirik | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *: